Когда мои родители были совсем молодыми и только начали встречаться, мой отец на одном из свиданий подарил моей маме картину. Небольшое размером, с изображением достаточно нехитрого пейзажа — лес, река, то в таком духе. Так и простояла эта картина у нас на холодильнике много лет. Мы часто переезжали, и в каком бы углу новой квартиры не вставал наш холодильник, эта картина неизменно оставалась на нем. Иногда я думала, что она уже потерялась, но нет — стоило заняться уборкой и я неизбежно проявляла ее то за хлебницей, то за цветочным горшком. Маме было всего 35 лет. kinopoisk.ruПосле ее смерти, папе было очень трудно. От воспоминаний о прошлое, которое совсем недавно было еще вполне счастливым настоящим, а впереди — пугающе будущее и только отчаяние от того, что уже ничего нельзя изменить. Отец был сильным человеком. Пережив такой страшный удар, он пытался снова начать жить, ради меня и моего младшего брата. Шло время. Я училась все делать сама. Также, по субботам стирала белье. При соседям, развешивала простыни и пододеяльники на балконе, готовила отцу обеды на работу, следила за братом. Даже не знаю, соседям или самой себе хотела доказать, что все у нас как когда и мы справимся. Со временем, я вошла в график сочетая обучения, заботы по дому и вечерние прогулки с подружками. Видя вечерам мои сборы на улице, и как я кручусь перед зеркалом, пытаясь разглядеть «вид сзади «, однажды, отец повесил большое зеркало в прихожей. Так мне стало гораздо удобнее! Можно было поправить прическу и не только.
Через некоторое время отец женился на другой женщине. Тихая, хорошая, уважала отца и нас не обижала. У нее есть родная дочь, Аля, с которой мы сейчас неплохо дружим.В 2008 отец заболел. Да и как заболел?
Сломал руку, которую наши эскулапы все никак не могли правильно собрать. Отец жаловался на
дикие боли, срывал гипс. Врачи жаловались на его нежелание лечиться и резкий характер, снова раскрывали руку, ничего не находили, и снова пытали ее в гипс. Ничего не менялось. Лишь через год, найдя замечательного хирурга, нам стало известно, что в отца кость защемила нерв и поэтому он чувствовал такую ​​боль. Но было поздно. Отец угасал на глазах, стал худым и равнодушным к всему.

зеркало Вскоре он умер. Скорее, от боли. Устал. Через некоторое время, мне позвонила дочь моей мачехи, Аля, и рассказала, что убирая в квартире, после похорон отца, она сняла с пола ковер в зале и нашла там странный конверт: внутри него лежала общая черно-белая фотография моей бабушки, матери и дяди (родного брата матери) и моего отца. Затем фотографии всех их отдельно. Сверху эту стопку фотографий покрывала какая старинная золотистая карта с изображением мужчины, карта явно была не игровой. Аля испугалась этой находки, и предположила, что на нашу семью была наведена порча, ведь никого из изображенных на фото уже нет в живых. Все умерли достаточно рано, уйдя один за другим. Я не знала, что предположить и как связать все эти события между собой. Вскоре начала увядать моя мачеха. За совсем короткое время она
очень похудела, стала истощенной. Врачи не могут определить причину, и особых жалоб, кроме как аллергии непонятно на что она не испытывает.
Аля втайне от всех пошла к экстрасенсу, рассказав об этом только мне. Пожилая женщина, ясновидящая, долго смотрела фото нашей семьи и наконец сказала:
— В квартире, где жили эти люди, зачем был сделан зеркальный коридор. Два зеркала друг напротив друга стали своеобразными дверями для какой женщины. Ее нет в живых. Ее-то держит … Какая картина … На ней нарисованы eyesдеревья … Женщина часто приходит в этот дом, потому что скучает по этой картине …
Услышав о картине, меня охватил ужас. Я спросила Аля, или стояла на холодильнике картина, такая небольшая? Она сказала, что стоит и всегда стояла, потому что ее запрещал даже трогать мой отец. Но о том, что с ней связано никто не знал. После этих слов мне стало то плохо. Как поступить я не знала.
Выбросить ее? Понимая, как много теперь она значит для меня, я не смогу. Оставить? Аля переживала за себя и свою мать, которые могли пострадать, проживая в квартире отца. Я сказала ей, чтобы она делала с картиной все, что посчитает нужным … «